Дмитрий Дронов



За пригоршню евро

В российский прокат выходит кинофильм датского режиссера Кристиана Левринга «Спасение», в каком скандинавские и голливудские звезды достоверно воспроизвели каноны жанра. БОРИС БАРАБАНОВ считает, что поклонники вестернов стерпят скандинавский упор ради блестящей истории.

Премьера кино

Ежели существует спагетти-вестерн, то и «картошка-вестерн» возможен. Конкретно так именовал режиссер Кристиан Левринг жанр собственного новейшего кинофильма «Спасение» в октябре на ежегодном Английском кинофестивале, проходившем под эгидой Английского киноинститута. Опосля премьерного показа в кинозале Odeon West End сходу несколько восторженных зрителей заявили режиссеру, что его кинофильм - наилучшая европейская версия вестерна опосля лент Серджо Леоне. На что датчанин сказал, что больше любит киноленты Джона Форда.

Это не самое очевидное признание от человека, который поставил одну из 4 подписей на манифесте «Догмы 95» и снял 4-ый кинофильм в истории движения - «Король жив» (2000). «Спасение» родилось три года назад из разговора в кафе в английском Сохо. Кристиан Левринг признался одному из собственных английских продюсеров, что больше всего на свете желал бы снять вестерн. С датской стороны за реализацию взялась компания Ларса фон Триера Zentropa. Сценарий был написан вместе с неизменным партнером режиссера - Андерсом Томасом Йенсеном, также старенькым товарищем Ларса фон Триера. В Дании кинофильм уже прошел в прокате и издан на DVD. Мировой релиз состоялся в октябре.

Одичавший Запад снимали в ЮАР. Так вышло еще дешевле, и Кристиан Левринг заявил на английской премьере, что рекомендовал бы всем снимать кино в Южной Африке. Но наибольшая фортуна режиссера - кастинг. Европейские и голливудские звезды сошлись в проекте самым интригующим образом. В роли главенствующего героя Джона - Мадс Миккельсен, ставший интернациональной звездой благодаря съемкам в бондиане и телесериале «Ганнибал». За Европу играют также шведский актер Микаэль Персбрандт и датская фолк-певица Нанна Оланд Фабрициус, в США популярная как Oh Land. Раздельно упоминают исполнителя роли 1-го из нехороших мужчин - Эрика Кантона. Это уже 18-я киноработа футбольной легенды.

Основная южноамериканская звезда кинофильма - Эва Грин. Кристиан Левринг не только лишь изуродовал ей лицо шрамами и татуировками, да и лишил каких-то реплик в кинофильме. На вопросец «Ъ», были ли они вначале в сценарии, режиссер ответил, что не припомнит, чтоб в принципе у дам в вестернах было много слов. Правда, режиссер не отказал для себя в удовольствии включить в ленту несколько выигрышных планов с монументальной грудью актрисы, которая опосля скандала с афишей «Города грехов-2» совсем перевоплотился в синематографический фетиш. В роли двуличного мэра снялся голливудско-валлийский ветеран Джонатан Прайс. А главенствующего злодея Деларю изобразил Джеффри Дин Морган, актер, которого часто путают с Хавьером Бардемом.

Джон - датский боец, эмигрировавший в США опосля поражения Дании в войне за Шлезвиг-Гольштейн 1864 года. В протяжении 7 лет он строил новейшую жизнь за океаном и в конце концов отважился выписать с родины супругу и отпрыска. Сначала кинофильма он встречает их на вокзале в Блэк-Крике, чтоб отвезти в собственный дом. Доедут, ясное дело, не все.

Исходя из убеждений режиссера, каждый, кто ступал на эту землю, не успев еще даже выучить толком британский, одномоментно осваивал язык пистолета и средств, другими словами становился американцем. Скандинавский боец становится в данной нам истории героем-одиночкой, который сделал бы честь фильмографии Клинта Иствуда. Кристиан Левринг достигнул в кадре напряжения, присущего классике жанра. Он снял вестерн с кропотливо выстроенными сценами перестрелок, усталыми лошадьми, грязно-желтой гаммой и чувством сухости во рту.

А еще в «Спасении» нет золота. Но есть нефть, и ее много. Как произнес Кристиан Левринг «Ъ», его интересовала не эра золотой лихорадки середины XIX века, а несколько наиболее поздний период нефтяной лихорадки, который стал началом индустриальной революции в США.

И судя по тому, как на месте сожженного поместья Деларю во время финальных титров вырастают наизловещие нефтяные вышки, основной отрицательный герой не он, а нефтяной трест, которому Деларю продал всю свою землю еще посреди кинофильма.